Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Уроды в личной жизни

Продолжаю рецензировать роман про уродов. Когда я вчера влез в свой журнал и увидел там бурную дискуссию двоих читателей, я понял, что тема подлежит дальнейшему раскрытию. Поэтому в свой рабочий полдень вместо того, чтобы помогать обществу, тщательно переваривая пищу, начал стучать по клавишам. Но Валентинов день не обманешь, пришлось прерваться и идти пить водку. Поэтому продолжаю сегодня.
Еще одну тему в романе, помимо совести, захотелось мне осветить. А именно – женщины уродов. Не знаю, были ли женщины в телесериале. Наверное, были, какой же фильм Глеба Панфилова без Инны Чуриковой. Но в романе были точно.
Все женщины в романе принадлежат, естественно, уродам. Лично я запомнил трех. Две из них принадлежали Нержину, третья, кажется, Сологдину. Первая женщина оставлена Нержиным на воле, две другие нашли своих уродов в тюрьме.
Женщина Нержина на воле – это, ясный пончик, месть автора своей первой жене Наталье Решетовской, которая, когда муж сел в тюрьму, его оставила. Нобелевский лауреат, по моим наблюдениям, вообще не свободен от личных счетов в своем искусстве. Но проблема, затронутая в романе, шире, чем просто маленькая месть одного автора.
Что делать женщине, если ее муж оказался уродом и сел в тюрьму на 10 лет (такие в конце 40-х были максимальные сроки лишения свободы; и вообще это было самое строгое уголовное наказание, поскольку смертная казнь была отменена)? Жить семейной жизнью в тюрьме, сами понимаете, невозможно. Ждать? Неизвестно, кого ты дождешься и дождешься ли вообще.
Поэтому мудрое и гуманное советское государство предоставило женам уродов возможность расторжения брака в упрощенном порядке. Не спрашивая согласия у мужа-урода. Целью такого закона вовсе не было причинение дополнительных страданий уже посаженным за решетку уродам. Просто у всякой женщины за эти 10 лет могут возникнуть различные собственные интересы. И, наверное, правильно, если эта женщина будет связана со своим уродом прежде всего собственными моральными обязательствами, а не узами, охраняемыми законом.
Однако жена урода Нержина оказалась правильной теткой. Не пиша в анкетках о наличии мужа-урода, она, тем не менее, пошла к нему на свиданку и попросила у него благословения на развод. Для Нержина, понятно, в таком свидании приятного мало. Некоторые мачо полагают, что в подобной ситуации лучше просто бросить своего супруга, не произнося ненужных слов.
Но, как говорится, интеллигентные люди и разводятся интеллигентно. И первая жена тащится к Нержину, чтоб его помучить и расставить все точки над ё. К несказанному возмущению героя-урода, автора и его целевой аудитории. У Нержина, правда, на этот случай, не выходя из тюрьмы, заготовлена другая женщина, о чём чуть ниже. Но этот момент никого не должен смущать. По их уродской совести, связалась с уродом – терпи.
Другой случай – женщина, познакомившаяся с уродом в тюрьме. Вообще в соответствующих учреждениях это называется «незаконная связь с осУжденным». Причем вступить в такую связь может не только женщина. Например, солдатам охранных и конвойных подразделений категорически запрещено общаться с зэками. На всякий случай. Конечно, этот запрет повсеместно нарушается. Тем не менее, он существует.
Однако с мужчинами в этом отношении проще. Солдатик с политическим заключенным вряд ли станет трахаться. А вот женщина – станет, как мы видим из романа. Поэтому женщины вообще считаются мало пригодными к службе в подобных учреждениях. (Есть, правда, специальные женщины, нашедшие свое место в жизни именно в таких учреждениях, но про них совсем отдельный разговор).
Но поскольку государство без женщин в Институте автоматике не смогло обойтись, посчитали необходимым провести для этих женщин соответствующий инструктаж. Рассказать о контингенте, с которым им предстоит соприкасаться. Наглядно выделив наиболее яркие проявления уродства.
Такую разъяснительную работу в соответствующих учреждениях проводят со всеми работниками, не только с женщинами. Очень полезно, например, знакомить работников с материалами уголовных дел конкретных лиц, находящихся на исправлении в данном учреждении.
Пример из жизни. Мальчик-солдатик вступает в связь с осужденным. Ничего такого между ними не происходит, просто хитрый зэк рассказывает ему правдивую историю о своей нелегкой жизни, а парень, вопреки уставам и наставлениям, вместо того, чтобы сразу заткнуть ему пасть, слушает его россказни.
Хитрый урод (а уголовники – это, по Солженицыну, особая категория уродов, отличная от политических заключенных), желая углубить свою преступную связь с дрогнувшим бойцом-чекистом, рассказывает историю примерно следующую.
Нормальный пацан идет по улице со своей женой, а к нему пристают какие-то отморозки. Одного из отморозков пацан убивает. Любой нормальный пацан на его месте поступил бы точно так же. Но государство же не может оставить безнаказанным убийство в драке и прячет пацана за решетку. Чекист сочувственно кивает.
Вот для этих случаев и знакомят чекистов с материалами уголовных дел. Потому что из материалов дела вдруг выясняется, что этот пацан отбывает наказание за убийство своей жены и двух малолетних детей, совершенное с особой жестокостью – путем сожжения заживо в бензине.
Но с мужчинами-чекистами, повторяю, дело обстоит проще. Это в целом все же более разумная публика. Женщины, как мы видим из романа, наперегонки спешат вступить в незаконную связь с осужденным.
Нет оснований не верить писателю с мировым именем. Для некоторых женщин уродство мужчины особенно привлекательно. Тем более, что автор рисует на страницах романа целый зоопарк различных уродов. Каждый из которых красив своей особой порочной красотой. К восторгу женщин, автора, читателей, а теперь и телезрителей.