Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

летающая собака

Немногочисленные почитатели моих незатейливых историй просят писать про охоту.
Вопрос этот не простой. Во-первых, я охотник вообще-то не слишком активный. Езжу редко. Одно время пытался, чтобы как у взрослых, отпуск разбивать на части, под открытие того или иного охотничьего сезона. Думал, буду на неделю-две в лес уезжать.
Ничего из этого не вышло. Все время то дела, то ребенок заболел, то машина сломалась, то еще чего-нибудь. Наверное, я не настоящий охотник.
Во-вторых, я, прямо скажем, не Пришвин. И действительно интересный и поучительный текст мне создать нелегко. Это, кстати, не только моя проблема. Если читать чудесный еженедельник «Русская охотничья газета» постоянно, каждый номер, а не периодически, как в руки попадет, то выясняется, что далеко не из каждого номера есть что на память себе вырезать. Я одно время пытался чисто для себя сборник охотничьих рассказов русских писателей сделать. Так действительно стоящих текстов гораздо меньше, чем охотничьих писателей вообще.
Тем не менее, хороших историй помню много, но есть третья проблема. Они какие-то все не для печати. Не очень хорошо соотносятся с нормами действующего законодательства. При том, что сам я к браконьерству отношусь резко отрицательно, и то, что сейчас в лесах творится, вызывает у меня негодование.
Вот, например, такая история (срок давности прошел уже, теперь можно, наверное). Поехали ребята в лес на охоту, на машине. И сбили на лесной дороге корову. Точнее, телку. Несостоявшуюся корову. Есть в лесных деревнях практика такая, корову отпустить в лес попастись. А тут двуногие звери на четырех колесах.
Осмотрели трофей, положили в багажник, завернули в брезент и поехали домой свежевать. Хозяев, естественно, никто не разыскивал. Сами виноваты, не контролировали ситуацию.
Охота на этом в тот день так и закончилась. План по трофеям был перевыполнен. Ехали-то, не помню уже, зачем. Типа по утке или вовсе по мелочи какой. И боеприпасы сохранили в неприкосновенности. Таких историй много.
Но есть и вполне цензурные истории. Вот, например, про летающую собаку.
Давно, когда мы с Серегой были маленькие и безлошадные, мы на охоту ездили не так, как теперича. Мы либо к взрослым каким-нибудь набивались в компанию, либо общественным транспортом приходилось добираться. Это вообще непростое дело, в битком набитом автобусе ехать с ружьями и с собакой. Сейчас мне предложи – скажу «ну, нафиг». Оскотинился уже. А тогда как-то и не западло вроде было.
Короче, в тот день надо было ехать на электричке рано-рано утром. Причем осенью, когда светает поздно. То есть по сути дела ночью. (Пока не дописал до этого места, думал, что это была весна, но весной какие же собаки, значит, осень). Матерясь, встал с кровати, собрался кое-как, встретились с Сережей и его собакой и пошли на электричку. Пока дошли до платформы, выяснилось, что на свою электричку опоздали.
«Это ничего», решили мы, задрав свои сонные рожи на железнодорожное расписание. Сейчас еще одна пойдет. Подошла другая электричка, и мы с толпой дачников ввалились в вагон.
В вагоне устроились неплохо, не так много идиотов по ночам на электричке кататься. Дачники, как водится, восхищались собакой, а мы, вальяжно расположившись, стали обсуждать, как мы сейчас выйдем на 200-каком-то километре и как наколбасим там дичи полный мешок.
Однако дружелюбные попутчики быстро развеяли эту идиллическую картину. «Ни хрена, говорят, ребятки, не доедете вы до 200-какого-то километра, потому что эта электричка сейчас на боковую ветку сворачивает».
Мысль о том, что можно сесть не в ту электричку, до этого момента даже не приходила в наши головы. Дорого бы я дал, чтоб увидеть еще такие офигевшие рожи, какие были тогда у нас. Но мы снова нашлись. «А пес с ним, с этим 200-каким-то километром! Пройдемся-ка мы лучше здесь, по дачным местам».
Придумав, на какой остановке нам лучше выйти, мы выползли в тамбур. Уже рассвело, и поезд медленно-медленно полз по высокой насыпи через какой-то садовый кооператив. А мимо нас вдоль по вагонам шли гуськом какие-то люди с рюкзаками и тележками. Рядом с нами никто не останавливался. Очень скоро мы поняли, почему.
Когда двери, у которых мы изготовились к выходу, открылись, мы увидели чудную картину. Платформы, на которую выходят люди в городе, не было. И земли, на которую люди выпрыгивают из вагона в сельской местности, не было тоже. А был прямо перед нами высоченный откос, уходящий практически отвесно вниз.
Даже двум здоровенным парням, в сапогах, с ружьями и рюкзаками прыгать из вагона в такой обстановке мало приятного, хотя и ничего особенного. Но с нами была собака! Прыгать она совершенно недвусмысленно отказалась. И тогда суровый хозяин, схвативши ее поперек живота, выбросил ее из вагона впереди себя.
Никогда не забуду, как летает собака! Она летела, растопырив в полете все свои четыре лапы и еще в придачу хвост. Феерическое было зрелище!
Очень я опасался, что собака, приземляясь с высоты на наклонную плоскость и гася скорость по этой плоскости, переломает себе конечности. Но я зря волновался! Оказывается, собаки очень неплохо летают.
На этом, собственно, история заканчивается. Но несколько лет назад прочитал похожую историю в мемуарах белогвардейца С.Мамонтова «Походы и кони» (в отличие от большинства сочинений этого жанра эта книга мне очень понравилась. В частности, про лошадей там замечательно написано).
В одном из боев, не помню уже, первой мировой или гражданской войны два эшелона казаков выгружали таким же способом своих лошадей из вагонов. Выпихивали их уже оседланными под высокий откос насыпи и сами прыгали за ними. Как пишет, автор, ни одна лошадь не покалечилась. Как видим, лошади тоже умеют летать.